Почему украинское 3G стало как 2G

3g-ukraina

Чиновники не могут проверить качество мобильной связи и заставить Киевстар, Vodafone и lifecell ее улучшить. Говорят, для этого нет инструментов, сообщает liga.net.

Майское распоряжение премьера Владимира Гройсмана о проверке качества 3G, невозможно объективно выполнить. Операторы отчитались профильному регулятору, что у них со связью все хорошо. И наказывать их не за что.

Национальная комиссия по вопросам регулирования связи и информатизации, по поручению Кабмина, разработала комплекс мер по улучшению ситуации с качеством связи на рынке. Грубо говоря, предложила план действий. Но, как оказалось, все равно остается много подводных камней для его исполнения. Хотя в Министерстве экономразвития и торговли считают, что комиссия слишком долго раскачивается.

Интересно: Украинцы смогут менять мобильного оператора без смены номера

Между двух законов

“Если серьезно заниматься качеством, нужно обновить стандарты связи с 2010 года, утвердить методику проверки выполнения этих стандартов и заниматься контролем. Это мы и предлагаем Кабмину”, — описывает ситуацию глава НКРСИ Александр Животовский план действий.

В четверг регулятор представил свой проект на правительственном комитете. Но у первого заместителя главы МЭРТа Максима Нефьодова и главы Государственной регуляторной службы, по словам Животовского, сразу возникли к нему вопросы: по закону лицензий на мобильную связь вообще не должно быть (вследствие общей программы дерегуляции). А требования по качеству, как говорит руководитель комиссии, закреплены как раз в этих лицензиях.

Следовательно, если лицензирование отменить, качество мобильной связи вообще никак не будет мониториться. За нарушения лицензионных условий регулятор мог объявить компании предупреждение, а в случае неповиновения и вовсе аннулировать лицензию. Это был страшный кнут в руках надзора. Но его уже не применить.

“Поэтому вопрос сводится к тому, что если Украина занимается тотальной дерегуляцией, этот пример показывает конфликт интересов потребителей и операторов”, — отмечает Животовский. Закон о лицензировании не соответствует закону о телекоммуникациях.

В МЭРТе удивляются

Журналисты обратились к Максиму Нефьодову, у которого, как выяснилась, совсем иной взгляд. Он говорит, что лицензии на мобильную связь (как на вид деятельности) уже семь месяцев как вообще не действуют (остались лицензии на частоты). То есть вообще вспоминать о них сейчас поздно. А недавно Нефьодов подписал подзаконный акт об отмене лицензионных условий на мобильную связь. Но это, по его словам, никак не проблема для ведения рыночного надзора. “На производство молока же нет лицензий. И что, его не проверять теперь?”, — спрашивает Нефьодов.

“Мы как регулятор совсем не против отказа от лицензий. Но тогда нужно предусмотреть альтернативу — штрафы за нарушения”, — продолжает Животовский. Он задается вопросом: если у операторов по факту не будет ответственности за нарушения, зачем им тратить на качество деньги? Животовский не очень уверен в том, что единственным двигателем улучшения качества будет конкуренция.

Максим Нефьодов тут считает, что НКРСИ сама виновата — слишком долго собирается проверять качество. По его словам, из-под моратория достаточно легко выйти, если утвердить риск-критерии для проверок игроков рынка — то есть кого, за что, в каких случаях и в какие сроки нужно проверять.

“Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку недавно оказалась в такой же ситуации. Но они с нами быстро согласовали риск-критерии и начали проверять”, — уточняет Нефьодов.

Как проверять?

Сейчас каждый оператор проверяет качество по своей методике и в случае необходимости дает эти отчеты регулятору. Своей методики у государства нет.

Животовский на наглядном примере объясняет, как это сейчас работает:

  1. Жалуется абонент — нет связи в конкретном месте.
  2.  Мы спрашиваем у оператора — почему?
  3. Оператор обычно реагирует — обещает исправить. Но может сказать, что в данном конкретном месте это экономически невыгодно.
  4. У оператора должно быть не больше 5% неуспешных вызовов. Оператор проводит расчеты и говорит — мы в норматив вкладываемся.

Первый заместитель главы МЭРТа абсолютно не против того, чтобы НКРСИ разработала свою методику проверок, утвердила ее и начала по-новому проверять мобильщиков. И не против штрафов. Он наоборот утверждает, что телеком-регулятор слишком долго собирается что-то делать. “Я хорошо отношусь к Александру. Но, наверное, юридический департамент ему что-то не то советует”, — полагает Нефьодов.

Глава регулятора говорит, что введение штрафов в размере 0,3% от оборота после невыполнения требований регулятора уже предусмотрено в проекте закона Об электронных коммуникациях # 3549-1. “Его мы долго разрабатывали с отраслью”, — добавляет он. Но введение его в действие взамен нынешнего закона О телекоммуникациях требует усилий от депутатов. Пока этот документ, судя по нынешней сессионной повестке и ходу голосований, явно не в приоритете.

Операторы хотят строить, но не могут?

В Vodafone Украина рассуждения НКРСИ и МЭРТ комментируют коротко. «Надо не штрафовать операторов, а дать им возможность развивать сети. Тогда качество связи будет улучшаться», — говорит Виктория Рубан, PR-директор компании. Как добавляет директор по регуляторному обеспечению Киевстар Александр Когут, установка новых базовых станций осложнена — закон о доступе телеком-операторов к разного рода украинской инфраструктуре (столбам, мостам, строениям) не работает.

В соответствии с требованиями закона, решение о доступе к инфраструктуре принимает непосредственно собственник. Он обязан рассматривать обращения о доступе от всех операторов и провайдеров и предоставлять доступ на основании подписанного договора, которому предшествует целый комплекс проверок, выдача технических условий и утверждение проекта.

Однако в реальности не всегда так происходит. «Любой чиновник трактует этот закон по-своему: может в одностороннем порядке повысить операторам стоимость аренды за размещение оборудования, либо расторгнуть договор аренды или просто не разрешить оператору ставить базовую станцию», — говорит Александр Когут.

Также, по его мнению, государству необходимо усилить контроль за пунктами приема металлолома и усилить ответственность за повреждение инфраструктуры телеком-сетей.

«90% технических сбоев в сети происходят из-за внешних повреждений кабельных линий и воровства телеком-оборудования. По данным ассоциации ТЕЛАС, за последние 3 года убытки телеком-операторов в результате повреждений и воровства телеком оборудования достигли миллиарда гривен. При этом, только примерно 6% дел попадает в суд», — рассказывает Когут.

Стас Юрасов 

Фото: klymenko-time

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*